Семинар: Екатерина Репина «Предлог как традиция и как протест: границы, которые пролегают (и пролагаются) через речь»

18 декабря 2020 в офисе ЦНСИ (Лиговский пр, 87, офис 301) и онлайн на платформе Zoom пройдет семинар, в рамках которого Екатерина Репина (Институт лингвистических исследований РАН) прочтет доклад «Предлог как традиция и как протест: границы, которые пролегают (и пролагаются) через речь». Начало в 15 часов. Для участия пишите на centre@cisr.pro

Анонс семинара:

Где постсоветский, «посткрымский» человек, способный изъясняться по-русски, прокладывает в своих репликах границы между «украинским» и «российским»? Ответ на этот вопрос давался уже неоднократно, однако наша цель — не поставить точку в дебатах, а рассмотреть отдельные высказывания как самоценный материал для исследователя-антрополога.
Уже не первый год предлог в сочетании «в/на Украине» способен выражать нечто большее, чем пространственные отношения: эту идею иные принимают на уровне здравого смысла, тогда как другие опротестовывают, стремясь доказать нейтральность существующих формулировок.
Опираясь на фрагменты различных публикаций в СМИ, на семинаре мы увидим, что один предлог может пониматься и как выражение конкретной позиции «здесь и сейчас», и как «результат исторического развития языка на протяжении нескольких столетий», который объясняется «исключительно традицией». Объединяет всю эту разнородную аргументацию тот факт, что она выстраивается вокруг идей о «своих» и «чужих».
Как отмечал К. Гирц, «не существует признанных специалистов в области здравого смысла» — «здравый смысл открыт для всех» «порядочных граждан» (Geertz 1975: 24).
Любой антрополог понимает: нет знания более укорененного в определенном социокультурном контексте. Исследования языковых идеологий помещают в такой контекст то, как язык «работает» в конкретное время, в конкретном месте, — и то, как эту работу описывает конкретный человек. Лингвистический антрополог М. Сильверстин, чью статью 1979 г. многие рассматривают как значимую веху в обсуждениях языковых идеологий, дал в ней следующее определение: «Идеологии о языке, или лингвистические идеологии, — это любые наборы убеждений о языке, сформулированные пользователями как рационализации или обоснования воспринимаемой структуры и использования языка» (Silverstein 1979: 193). В последующих работах это понятие используется как скорее нейтрально — для описания практик, разделяемых в конкретной социальной группе, так и более критически — язык в таком случае помогает поддерживать определенные интересы (см. обзорные тексты: Woolard and Schieffelin 1994; Kroskrity 2010; Philips 2015; Rosa and Burdick 2017); ко второму приведенному условному «течению» могут относить исследования идеологии стандартного языка (Milroy and Milroy 1985; Lippi-Green 2012[1997]).
Вне зависимости от методологических различий, общая исследовательская предпосылка здесь такова: «язык — это не нейтральная среда», а «взгляда ниоткуда» на него не существует. Лингвистические явления часто предстают как имеющие объективный характер, как часть отдельной системы со своими законами и структурой. Выступая с этих позиций, напротив, нельзя рассматривать некоторые идеи относительно языка как объективные, «верные», другие описывая как идеологические — все это равным образом оказывается вписанным в социальную жизнь. Такой подход не только позволяет по-новому взглянуть на уже известные события, но и ставит перед нами неизбежный (и совсем не новый) вопрос: как то, что мы понимаем под языком, влияет не только на наши исследования, но и на нашу повседневность?
Рассказать