Социология права и политическое действие

banen_r1_c23-6 сентября 2013 года исследователи группы «Общество и право» приняли участие в конгрессе Исследовательского комитета по социологии права Международной ассоциации социологов, который прошел в Тулузе (Франция) под лозунгом «Право и политическое действие». В этом году конгресс был организован Университетом Тулузы совместно с Институтом политических исследований Парижа (Sciences Po), а также при поддержке европейской сети «Общество и право» и Французской ассоциации политологов.

Научную программу открыл профессор Института политических исследований Парижа Бруно Латур (Bruno Latour) лекцией «Публичность, право и политика». Общество или социальное как таковое не представляет собой некоего факта, но является результатом множества связей (ассоциаций), начал Латур. Таким образом, общество требует объяснения, а не является инструментом для объяснений. Ключевой вопрос в этой связи профессор Латур ставит следующим образом: какие типы ассоциаций могут объяснить социальное? Какие узлы, связи, гнезда необходимо учитывать, чтобы понять общество?

Bruno LatourСпособы существования таких ассоциаций постоянно меняются. Однако существуют связи, которые в той или иной степени остаются стабильными. Примерами таких жестких связей являются право и политика. Бруно Латур предлагает переключиться с исследования права как явления на изучение способности права обеспечивать связи, то есть исследование связующих узлов, производимых правом.

Способность права обеспечивать связь не имеет смысла, если в основании такой теории лежит вера в существование публичности, уже обеспечивающей любые типы связи. По мнению Латура, публичность – фантом. Это, однако, не должно привести нас к заключению, что вместо публичности существуют лишь отдельные индивиды. «Нет ни публичности, ни индивидов,» – говорит Латур, – «есть лишь ассоциации, связи, способность связывать». Это приводит докладчика к выводу о том, что объектом исследования всегда являются конкретные проблемы.

Изучение права как некоей отдельной сферы или феномена не имеет смысла. В этом случае право – это право ровно так же, как нефть – это нефть. Поэтому Латур предлагает изучать способность права связывать разные нормы друг с другом. Задача исследователя в данном случае – раскрыть механизмы связи между правилами, то есть сеть норм, обеспечивающую неподвижность, устойчивость и жесткость нормативного порядка. Данное заключение приводит докладчика к двум выводам: (1) с одной стороны, право объективно, (2) а с другой стороны, право обусловлено другими типами ассоциаций. Социология права раскрывает то, каким образом правовые связи определяют социальные связи.

Политика – это тоже тип связи. Эта связь определяет, что значит совершать поступок, высказываться, собираться вместе, обдумывать проблему политически. Право определяет технические типы связи, доступные зачастую только профессионалам. Политика кардинальным образом отличается от права: некоторым представляется, что политикой может заниматься любой. Однако на самом деле, политические связи появляются в ситуациях, когда высказывание и действие затруднительны, – из таких ситуаций производится публичность через обеспечение связей политикой. Поэтому политика часто еще более трудное дело, чем право.

Политика не базируется на консенсусе, напротив, ее главной задачей является установление чьей-то воли по производству сообразной этой воли публичности. Политические связи также имеют в большой степени технический характер: необходимо при помощи заранее изученных техник обеспечивать политический подтекст высказываний и действий, производя при этом правила. Так, производится общественно значимое событие – что-то ранее неизвестное или незаметное становится общим местом, правилом, через политические связи.

Бруно Латур предложил изучать проблемы – множество замеченных исследователем проблем, которые тем или иным образом связаны в сеть через связывающие способности права и политики, производящие публичность. Если новизна проблемы нарушает правила и производит новые правила, значит проблема оказалась продуктивна в политическом и правовом смыслах. Сетевая теория постулирует начинать изучение чего-либо с установления проблем, которые, как кажется, хаотичны. Выстраиваемая логика, однако, показывает связи между этими проблемами, приводит в порядок сети связывающих их узлов.

Преподаватель Высшей школы социальных наук Мусса Абу Рамадан (Moussa Abou Ramadan), основываясь на суждении о том, что светские судьи никогда не постанавливают нелегальность революций (успешная революция, наоборот, легитимируется в решениях суда), заключает, что и религиозные судьи так не делают. В этом докладчик видит сходство кажущихся разными религиозных и светских правовых систем.

Научный сотрудник Китайской академии социальных наук Жанг Йи (Zhang Yi) представил результаты эмпирического исследования процессов миграции в Китае. Граждане КНР из периферийных аграрных зон стремятся устроиться на работу в больших городах страны. Основными препятствиями для них являются отсутствие документов, позволяющих в рамках существующей системы проживать в этих городах легально. Фактически, эти люди лишены документов, удостоверяющих личность, через запутанный бюрократический механизм регистрации по месту пребывания. Жанг Йи полагает, что наличие трудового договора решает данную проблему, однако сами трудовые мигранты из аграрных регионов часто не оформляют свои отношения с работодателем.

boaventuraПрофессор Университета Висконсин-Мэдиссон Боавентура де Соуза Сантуш (Boaventura De Sousa Santos) задал принципиальный вопрос: «Можно ли оккупировать право?» Профессор черпал вдохновение для выступления в многочисленных протестных движениях, которые потрясали мир последнее время: Арабская весна, движение «Оккупай», движение «Индигнадос», бразильские протесты против подъема цен на общественный транспорт.

Основное чувство, которое питало протесты, по мнению Соузы Сантуша, – это возмущение, спровоцированное лишением человеческого достоинства. Право оказалось неспособным адресовать проблемы, которые вывели людей на улицы, оно не могло удовлетворить их запросы. Задачей Боавентуры де Соуза Сатнуша в этом докладе было предложить некое гипотетическое право, которое смогло бы удовлетворить протестующих.

При некоторых обстоятельствах право может использоваться против гегемонии и привести к желаемым изменениям. Так, право оказывается в этом случае «политикой другими средствами». Профессор Сантуш выделяет три типа права: (1) конфигуративное – право, которое составляет внутреннюю структуру властных отношений; (2) реконфигуративное – право, направленное против гегемонии, против доминирующего порядка; (3) преконфигуративное – это перформативное право.

Доминирующая политическая идеология поддерживает власть гегемона, властных элит, через иллюзию «объективности» и «нейтральности». На самом деле, европейские общества политически демократические и социально фашистские. Доминирующим правом является право одного процента населения. Право 99-ти процентов – это право возмущенных. Власть имущие обладают иммунитетом перед создаваемым ими самими правом. Безвластные подвержены наказанию, они постоянно рискуют попасть в зону нелегальности. Поэтому власть с легкостью криминализирует протестное действие, осуществляет полицейский контроль и нарушает границы личного пространства людей. Кроме того, власть активно использует пространство «алегальности»: секретные законы, которые применяются секретными службами во время «борьбы с террором и экстремизмом». Так, гражданство постепенно опускается до банальной лояльности государственной бюрократии.

Мировой капитализм показал свое уродливое лицо во время последнего экономического кризиса. Право одного процента обеспечило спасение банков и страховых компаний через кражу денег налогоплательщиков и домов огромного общественного сегмента – среднего класса. Более того, неоколониальная система такого права до сих пор обеспечивает отбор природных ресурсов у «менее привилегированных» народов юга.

Альтернативой такому праву выступает закон 99-ти процентов, обеспечивающий альтернативное общество через правовой плюрализм и эмансипаторное право. Для этого необходимо реконфигурировать властные отношения и перейти к радикальной демократии. Следовательно, основой нового порядка станет новое конституционное право – основной закон стран, готовых отказаться от угнетения большинства властными элитами через переход к прямым выборам, плюралистичным и ситуативным законам, интересам каждого, а не отдельных групп.

290_silbeyПрофессор Массачусетского технического института Сьюзен Силби (Susan Silbey) отметила существование неравенства, заключенного в саму правовую систему в том виде, в котором мы ее знаем сегодня. Если для нарушений закона, совершенных людьми, находящимися на низких социальных позициях, используется термин «преступление», то нарушения людей, занимающих высокие статусные позиции в обществе, называются «мошенничеством». Часто ущерб от разных типов таких нарушений несоизмерим (один украл сто долларов у прохожего, а другой миллион из государственного бюджета), но и наказание не соответствует этому ущербу (в первом случае – тюремный срок, а во втором – свобода или домашний арест). Профессор Силби задается вопросом, как такому порядку вещей мы научаемся и как его изменить к большей справедливости.

Сьюзен Силби считает, что в процессе обучения правовым нормам мы фокусируемся на отдельных «гнилых» яблоках, коллекционируем разные типы таких яблок, но игнорируем ствол яблони, который их производит. Но именно таким образом современная культура нормализует неэтичные поступки, которые становятся обычным поведением: (1) индивидуализм как основа неолиберального порядка; (2) краткосрочная выгода; (3) нравственная гетерогенность; (4) потеря связи между причиной и следствием.

Перелом подобной системы научения, которая воспроизводит подобные явления, профессор Силби видит не в изменении образования как такового. Образование – это всего лишь обучение технике. По мнению докладчицы, ответом на наши затруднения может быть наука, которая понимает действие не как индивидуальный акт, но как результат коллективности. К примеру, право – это коллективный феномен с серией взаимозависимых связей, а не набор индивидуальных действий. Так, правонарушение – это не просто поступок индивида, но поступок в контексте существования этого индивида как члена большого коллектива других индивидов, некоторым из которых (кража ста долларов) или всем сразу (кража миллиона долларов из бюджета государства) наносится урон.

Наука, как считает профессор Силби, является воплощением демократии: научное знание производится только коллективно (ссылки на ранее произведенные знания, верификация результатов через обсуждение с коллегами и т. п.). Наука демократична еще и потому, что научные методы прозрачны, все предпосылки суждений представлены аудитории. Наука не предполагает объективность, но предполагает прозрачность: точное и честное объяснение того, как так случилось, что в результате исследования ученый приходит к такому, а не какому-то иному результату. Кроме того, в науке не производится финальная истина – научные результаты всегда открыты критике.

Заслуженный профессор Университета Калифорнии в Беркли Мартин Шапиро (Martin Shapiro) продолжил «яблочную» метафору в своем выступлении. Маленькое яблоко, утверждает он, – это индивидуальный грабитель. Большое яблоко – это преступник с серьезными ресурсами: он действует в системе какой-либо организации, обладает возможностью совершать крупные преступления и при этом избежать наказания даже в случае поимки (благодаря высокооплачиваемым адвокатам). Ко второму типу «яблок» относятся: организованная преступность, мафия, наркокартели, молодежные банды, террористы и менеджеры корпораций.

Словом «преступление» называются и поступки мелких яблок, и действия больших яблок. По мнению заслуженного профессора, современная правовая система при этом обеспечивает привилегированное положение последним. Хотя конкретного рецепта Мартин Шапиро не выписал, он все же предложил создать альтернативную систему уголовного процесса для «больших яблок». Эта система должна учитывать особое положение крупных преступников по сравнению с мелкими воришками, их особые возможности по использованию широкого спектра ресурсов для того, чтобы избежать наказания.

commailleЗаслуженный профессор Высшей нормальной школы в Кашане Жак Коммэй (Jacques Commaille) закрывал конгресс. Его финальное выступление касалось основной темы встречи – взаимозависимости права и политики. По его мнению, необходимость изменений становится все более очевидной. Право в частности и государство вообще должны ответить на современные вызовы, которые выражены в изменении общественных отношений, отношений власти. Наблюдение за происходящими в мире процессами позволяют сделать вывод о том, что альтернативные доминирующим способы существования права и политики уже существуют: это низовые инициативы, в которых граждане становятся субъектами политики и творят отвечающие их потребностям нормы. Применение старого права в новых реалиях производит конфликт. Этот конфликт – главный вызов современности.

Исследователи группы «Общество и право» ЦНСИ представили свои доклады во время работы тематических секций. Елена Богданова сделала доклад на тему «Complaining to Putin: a paradox of the hybrid regime», а Александр Кондаков – «Constructing Gender in a Court Room: What Pussy Riot Case Has Made Evident About Gendered Citizenship in Russia».

Рассказать