20 сентября 2019. ЦНСИ организует обсуждение вопросов этики полевых исследований

“‘Primus inter pares’: multispecies neighboring in Russia and Finland”.

Сессия 5: Этика полевого исследования, пройдет в рамках Форума полевых интервьюеров в 12.00-14.00 в конференц-зале ЕУ СПб (СПб, Гагаринская ул., д. 6/1)

 

В последнее время появляется все больше поводов говорить о непростых отношениях между прикладной и этической составляющих полевого исследования. Во многих странах разработаны корпоративные соглашения по этике научных исследований. Но возникает вопрос о самой возможности формально регламентировать все коллизии и этические дилеммы, возникающие на полевом этапе работы, в процессе анализа собранных материалов и контексте публикации результатов исследования.

В рамках сессии «Этика полевых исследований» мы предлагаем обсудить:

  • Где проходит грань «дозволенного» для академических и прикладных исследований?
  • Что, в конечном счете, для нас важнее — соблюдение этических требований по отношению к информантам или получение данных и производство знания?
  • Как должны строиться отношения между заказчиком и исполнителем, между информантом и интервьюером/исследователем в эмпирических проектах?

Сессия пройдет в формате воркшопа: каждый из участников предложит конкретный сюжет, основанный на собственном исследовательском опыте, конкретную этическую проблему, которую можно обсудить в формате круглого стола.

К участию в работе сессии приглашены:

  1. Анна Ипатова (Москва, РАНХиГС) | Информированное согласие в этически нагруженных опросах

Мы часто проводим опросы в сложных социальных группах (одинокие старики, малоимущие семьи с детьми, инвалиды). Анна приведет несколько кейсов, когда от информантов поступает запрос на конкретную помощь или когда интервьюер воспринимается, как человек, который обладает важной информацией и может донести проблемы исследуемой группы (или конкретного участника исследования) до органов власти («А как оформить пособие?», «А что нам положено?», «А сообщите президенту!» и так далее). Как в таких ситуациях действовать интервьюеру? Как далеко простирается профессиональная и личная ответственность исследователя (в конкретной ситуации взаимодействия с информантом) и заказчика?

  1. Дарья Литвина (Санкт-Петербург, ЕУСПб) | Эмоциональная работа и этические дилеммы

При работе в сензитивном поле бывает сложно предугадать, где может возникнуть болезненная для исследователя или информанта ситуация. Любое поле может стать сензитивным, поскольку это не только то поле, в котором социологи изучают уязвимые группы или интимные темы, но и то поле, в котором исследователь сам становится уязвимым. Биографические интервью создают ситуацию, в которой социолог переживает опыт информанта – в той мере, в какой это возможно. С этим связан большой объем эмоциональной работы: мы не только «получаем нужные данные», но рефлексируем вместе с информантами, испытываем эмоции, «пускаем» поле в свою собственную жизнь, которая простирается за границы профессиональной. Сензитивное поле влияет не только на исследователей, но и на тех людей, которые занимаются «технической» работой – например, транскрибированием. Они подробно прослушивают интервью и могут испытывать по этому поводу переживания, которые не с кем разделить и обсудить профессионально. Каким образом и на каком этапе (возможно ли это сделать на этапе дизайна исследования?) можно учесть возможные риски как для информантов, так и для исследователей? Как работать с ожиданием возможной (или фактом реальной) травмы? Как исследователь может защитить информанта и защититься сам?

  1. Олег Журавлев (Школа перспективных исследований ТюмГУ) | «Уважайте ваши данные»

С одной стороны, мы много говорим об этичном поведении в отношении информантов, коллег, научного сообщества и аудитории. С другой стороны, мы много говорим и пишем о валидности, прозрачности и методологической чистоте данных. Но проблема качества данных в социологических исследованиях не единственная. К данным часто относятся неуважительно: как с иллюстрации для теории или «горючему» для отчетов, и одними эпистемологическими претензиями это не исправишь. Теория в любом случае некоторым образом предшествует этапу сбора данных, а значит, данные в любом случае будут что-то иллюстрировать, носить в себе все эффекты инструментария, с помощью которого они были собраны, и все эффекты методологической и теоретической оптики, из которой исходил исследователь. Что значит «уважать» данные и почему важно говорить об этом сегодня?

  1. Ольга Пинчук (Фонд «Хамовники») | Этика исследователя в его/её интерпретациях – текст и пострефлексия

Ольга предлагает обсудить две темы: во-первых, поговорить об этике работы с текстом: где и когда автор исследования отбирает материал, какие интерпретации в него вносит на всех этапах работы (с транскриптамми, дневниками, записями интервью). Как в полевых исследованиях работает триангуляция и почему она важна? Второй сюжет, который интересен Ольге, — это проблематика работы в команде: как выглядят интервью, анализ данных и исследовательская рефлексия, когда в проекте работает несколько человек? Как меняется исследование, когда социологи разделяют некоторый эмпирический опыт и перестают быть единоличными свидетелями интервью или единственными операторами наблюдения? Как работает взаимный «контроль» (в хорошем смысле этого слова), как строится доверие, как этично работать с данными в командах?

  1. Ирина Стародубровская (Институт экономической политики им. Е. Т. Гайдара) | Этнография-диалог: этические дилеммы

В литературе принято выделять этнографию доверия (когда этнограф предаёт позицию исследуемых) и этнографию подозрения (когда этнограф даёт оценки, отличные от представлений участников исследования). Ирина предлагает внести в эту классификацию этнографию-диалог: проекты, в которых исследователь и его собеседник совместными усилиями производят смыслы. Как выглядят этические аспекты исследования с точки зрения такого соучаствующего подхода?

Модератор сессии: Дарья Скибо (Центр независимых социологических исследований)

 

Форум организован при поддержке Фонда «Хамовники».

Рассказать